Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
22:26 

Доктора. В саду.

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
— Смейся, смейся, — добродушно усмехнулся агент, наблюдая за эволюциями забавного сине-бело-серебристого бота. Сфера-автомат висела в воздухе недалеко от головы Спенсера, и периодически подскакивала, проворачиваясь вокруг всех осей. Из маленьких «звучков» доносился приглушённый детский смех, и перед ботом вспыхивала голопроекция улыбки. — Экий проказник…
Гриффин подошёл к опирающемуся локтями на ограждение агенту, и, окинув неприязненным взглядом яркого робота, сунул в руку Спенсеру стакан с рециркулированным кофе.
— На, держи. Если бы не твои задние конечности…
— ...Ты никогда не принёс бы мне кофе? — улыбнулся Спенсер. Ему было хорошо. Ветер, пахнувший многомиллионным городом и, неожиданно, зеленью и цветами, шевелил отросшие волосы агента, небо над головой светилось той самой единственной синевой, воспетой в песнях и стихах. Небо Терры. — Спасибо, Льюис. А здесь хорошо, правда?
Гриффин похлопал ладонью по монолитному ограждению, и посмотрел по сторонам. Они стояли на крыше госпитального комплекса, в небольшом садике для прогулок. Недалеко гудели заходящие на посадочную площадку коптеры и флиттеры, украшенные змеёй и вездесущей паутиной, над садиком нависали кристаллические эмиттеры комплекса связи, а внизу многоруким и многоголовым чудовищем шевелился город. От горизонта до горизонта простирались горизонтальные структуры белого, бежевого и серого цветов, окаймлённые зеленью насаждений и серебристыми ниточками каналов. Кварталы рассекали ущелья улиц, уходящие в тёмные даже под полуденным солнцем провалы. Ввысь росли громадные небоскрёбы, напоминавшие кристаллы минеральных солей и блестевшие на солнце металлом и силовыми полями. Воздушное движение поражало своей сложностью и насыщенностью – сотни и тысячи машин маневрировали, уходили на посадку и взлетали.
— Мне тут не нравится, — буркнул, отгоняя ладонью весёлого робота, доктор. Льюис прищурился и плюнул за ограждение. Невидимое силовое поле, располагавшееся в метре от них, испарило плевок, и какое-то время мерцало, расходясь круговыми волнами, искажавшими перспективу. — И из-за этого тоже. Чувствую себя рыбой в аквариуме.
Спенсер сделал глоток кофе, зажмурившись от удовольствия. На самом деле напиток отдавал низкопробной синтетикой и дико горчил, но агент был готов мириться с этим фактом. «Я на Терре. На самой Терре, — думал он, расслабленно наслаждаясь мегаполисом вокруг, поющим от переполняющей энергии собственным телом, и новыми имплантами в ногах. — Никогда, даже в самых своих глубочайших мыслях, я не мог мечтать о таком событии. Центр мира, средоточие власти, душа Корпорации… Тьфу, чёрт!»
Гриффин внимательно наблюдал за своим впавшим в эйфорию товарищем, и точно рассчитал момент, когда ноги Спенсера подкосились, и он начал оседать, странно кособочась.
— Пёс, ты слишком сильно виляешь хвостом, — Льюис крякнул, подхватывая агента под мышки и отволакивая к ажурной скамеечке из белого металла, — того и гляди, отвалится…
Усадив своего одурманенного нейролептином пациента так, чтобы он казался отдыхающим, Льюис достал из кармана своего костюма тонкую коробочку. Несколько старомодных инъекторов, пара капсул, голокомп в форме кольца, иглы…

— Понимаешь, пёс, мне сразу не понравилось это твоё вдохновенное настроение и душевный подъём, — Спенсер моргнул, с удивлением понимая, что он сидит и смотрит в небо, а голос Гриффина продолжает звучать в ушах. — Слишком не характерно даже для тех навороченных средств-хуедств, которые в тебя вливали. Не отвечай. Я хочу, чтобы ты сейчас меня внимательно слушал, не отвлекаясь на эйфорию и блок лояльности. Впрочем, ты и не сможешь ответить. Не бойся, паралич пройдёт…
— Так вот, пёс. Я не знаю, откуда у полковника связи на Терре, зачем он нас сюда перебросил, и что будет дальше. Но я не собираюсь пополнять ряды улыбающихся зомби с вытатуированной на затылке паутиной и выжженными пустотой мозгами! — Льюис закашлялся, и ударил кулаком по скамейке. — Посмотри кругом. Все это – только оболочка, пустая внутри… Люди в мире Ноль живут, работают, умирают — но никто ничего не решает, и никто не имеет свободы. Всем правят наны. Они дают доступ к памяти, новым мирам, чтоб они все провалились в преисподнюю, технологиям, направленным на всё что угодно, кроме прогресса. Но ты представь на секунду, что всё это в один прекрасный миг рухнет…
Да, кстати. Твоя память. Я тут подумал… Есть несколько путей коррекции, и большинство из них требует стационарной аппаратуры. Да, да. Знаю. Но есть один вид блокировки, которую можно снять относительно легко и в любых условиях. Несколько уколов, стимуляция нервных узлов… Но, главное — никаких наномашинок в крови и тканях. Потому сначала я избавил тебя от остатков твоих прежних нанов-хуянов, и усыпил введённые здесь, — доктор ненадолго замолчал, и Спенсер почувствовал, как словно множеством иголочек закололо ноги и руки. Чувствительность возвращалась, но двигаться пока не получалось. И не хотелось. — Очень иронично и тонко. Чтобы стереть воспоминания, нужны наны. Чтобы высвободить их, нужно убрать наны. Но какой идиот пойдёт на это добровольно? Скажу сразу, я не знаю… точнее — не помню, какая блокировка применена к тебе, и что восстановится после этой процедуры. И вспомнишь ли ты что-то вообще, или останешься все таким же верным псом Корпорации.
Процесс не мгновенный. Потребуется довольно много времени… — Гриффин снова умолк, и молчал минуту или две. — А я не уверен, что оно у нас есть.

Гриффин открыл глаза. В помещении было темно и тихо, словно в могиле. Холода, правда, он не чувствовал, что и навело его на мысль об отсутствие выше означенного последнего приюта. Рядом кто-то немилосердно заворочался во сне и тут же захрапел, да так громко и надрывисто, что Льюис едва не подпрыгнул от неожиданности. Сердце бешено заколотилось в груди, грозя выскочить наружу. Стремительные мысли Гриффина пронеслись в голове от самой неправдоподобной до наиболее вероятной. До того момента, пока Гриффин понял, где находится, он уже успел испугаться неосознанного сексуального контакта с незнакомым мужиком, храпящим рядом, до похищения его персоны агентом Корпорации.
Немного успокоившись, он понял, что лежит на соседней кровати со спящим Спенсером, заливисто храпящим в две ноздри. За окнами плыла ночь, распространяя дивные ароматы цветущих растений и непередаваемых запахов ночного мегаполиса. Гриффин не мог чувствовать ароматов, кроме набившего оскомину рециркулируемого воздуха клиники, но богатая фантазия доктора вполне заменяла обонятельные впечатления. На небе Терры проецировались голографические проекции символов Корпорации, патриотических лозунгов и прочих стилизованных символов и слоганов. Крупные звезды набухшими шарами висели в светлом бархате неба линии ноль, будучи станциями слежения, орбитальной обороны или автоматических баз уничтожения. Те самые далекие звезды, о которых сложено множество легенд и стихов, давно не были видны в многоцветии вспышек красочных картинок.
Гриффин потер глаза, осознавая, что только что видел сон, в котором пытался разблокировать память Спенсера. Причем, Льюис был точно уверен — во сне он знал и способ, и метод, и последствия. Сейчас же, проснувшись, и пытаясь осознать, кто и когда перетащил его на свободную койку в палате агента, он не поручился бы и за знание собственного имени.
— Льюис Джероми Гриффин, ты сходишь с ума, — сказал он себе, выбираясь из кучи простыней и вставая на теплое покрытие пола палаты.
— Может быть и нет, — раздался лающий голос. От стены напротив отделилась неясная фигура и шагнула к Льюису, посверкивая красными угольками глаз. Гриффину показалось, будто в пасти незнакомого существа блеснули белые клыки. Вместо того, чтобы испугаться, Гриффин флегматично смерил тонкую фигуру взглядом невыспавшегося человека и запустил в нее подушкой с кровати. Темная фигура ойкнула и разразилась матюками.
В этот момент Гриффин проснулся второй раз. За окнами плыла все та же ночь, а рядом с ним стоял Патрик Вуниш, потирая ушибленный нос. На полу под его ногами попискивала сенсорами подушка, сигнализируя о своем падении.
— Охренел? — недипломатично осведомился инквизитор.
— Да, — честно признался Льюис. — А ты чего тут делаешь?
Вуниш пожал плечами и продолжил шепотом, стараясь не разбудить все еще спящего на соседней койке Спенсера:
— Выполняю свою работу по задержанию особо опасных и одержимых демонами преступников, — широко улыбнулся он, подчеркнув тоном всю иронию своих слов. — Ну, по официальной версии, — скромно добавил он.
— М-м-м… — промычал Гриффин.
— Ты во сне что-то говорил, — невинным тоном сказал Патрик, — что-то о памяти и нанах.
Гриффин закашлялся, вспоминая свой сон. Затем он широко шагнул и сильно ткнул пальцем Патрика в ребра. Инквизитор зашипел и разразился второй порцией ругательств, гораздо ядреней и громче первой. Храп и сап агента прекратился, и Спенсер сел в постели, тут же принявшей поддерживающее положение для спины пациента.

@темы: творчество, проза, Доктор Спенсер

URL
Комментарии
2015-04-21 в 10:58 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Я просто сделаю вид, что я ничего не видела. Просто закрою глаза и сделаю вид, что этого нет, не было и никогда не будет....

2015-04-21 в 11:04 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Кхм. Я понял. Вопрос один - это настолько плохо?

URL
2015-04-21 в 11:20 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Написано хорошо. Вечером поясню, что не так.

2015-04-21 в 11:20 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Хорошо, договорились.

URL
2015-04-21 в 11:59 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Я тебе уже раз сто говорила: одно дело ты можешь делать, только одно. Либо писать, либо читать, либо с кем=то говорить. И когда ты себя переоцениваешь, получается... вот это.

2015-04-21 в 12:05 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Да. Читать и писать еще хоть как-то сочетается, одновременно это делать все равно не получится, но все равно не то(
Переоценил свои силы, да(

URL
2015-04-21 в 12:06 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Да. Читать и писать еще хоть как-то сочетается, одновременно это делать все равно не получится, но все равно не то(
Переоценил свои силы, да(

URL
2015-04-22 в 21:43 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
написала продолжение, день убила на большую главу, но она не пошла, пришлось удалить

2015-04-22 в 22:46 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
По-моему, получилось очень изящно и красиво - это объясняет поведение Гриффина, во сне мы часто ведем себя не так, как в жизни... Александрийская Рулетка, не постесняюсь сказать, но ты творишь чудеса)

URL
2015-04-22 в 23:59 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
*делает подобающую мину* Да, очередной памятник в Империуме моему комиссарскому величию.)

2015-04-23 в 00:15 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Ну, памятник не памятник, но величие определенно наличествует)
Хорошей ночи и комиссарского утра)

URL
2015-04-23 в 10:12 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Утро добрым не бывает.

2015-04-23 в 11:08 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Теперь понимаю, почему.

URL
2015-04-23 в 11:54 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Тут много, почему. Очень много и очень долго. И все сводится к тому - за что? За что мне все это и именно в таком виде.

2015-04-23 в 12:00 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
И именно сейчас.
Почему именно в этот момент...

URL
2015-04-23 в 12:10 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
А в какой должно быть? Когда должен наступиь тот самый момент? есть такое - называется перебор. Через краешки переливается, накапливается, долго. И надо смотреть на все в целом, а не рассматривать частные случаи. Да, с точки зрения частностей, нет ничего, что послужило бы причиной. А в общем? А в целом?

2015-04-23 в 12:18 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
А в целом получается... получается как-то хреново.

URL
2015-04-23 в 12:26 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
А в целом получается, что человеку нужно время горевать над своей жизнью. И не надо его вытаскивать из его горя, не давая возможности оплакать свою судьбу. Не надо забивать эфир лишними словами, молчать куда как лучше. Это я вынесла за годы своей интроверсии. И пытаться утешать сразу же никого не надо.

2015-04-23 в 12:37 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Да, и это я тоже понял. Молчу.

URL
2015-04-23 в 12:59 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Мне непонятно, почему, за что и как я до этого дожила до всего. И нет ответа. Ни от кого, никакого, никогда. Никто ничего не знает, не понимает и не видит.

2015-04-23 в 13:24 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Ты же не виновата, Лира.

URL
2015-04-23 в 13:27 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Может, и не виновата. Но практика показывает обратное.)

2015-04-23 в 13:30 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Практика еще показывает, что люди бывают очень толстокожими и нечувствительными к происходящему внутри других людей(

URL
2015-04-23 в 16:56 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Чтобы понимать других, надо понимать хотя бы часть себя.)

2015-04-23 в 17:16 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Это обязательное условие. И чем глубже понимаешь себя, тем лучше понимаешь других)

URL
2015-04-23 в 17:29 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Ну и скажи мне, о мудрая птица Джа, как просто взять и забыть все то, что накопилось за столько времени?

2015-04-23 в 17:46 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Если бы я был мудрой птицей Джа, или хотя бы банальным марабу, то я бы... Эх. Яйценоскость пониженная.
Просто... Просто вряд ли получится. "Взять и забыть" не выйдет, это все равно будет беспокоить, пока свежее. Да и потом тоже.
Я не знаю, какие именно способы забывать такие вещи ты используешь обычно. Если что-то беспокоит, то человеки либо удаляют предмет беспокойства, либо наращивают "броню", чтобы беспокойство не проходило, либо не обращают на это внимания... Но все равно, где-то что-то да прорывается.
Броня точно не помогает, всегда находится дырочка и слабое место. Не обращать внимания на то, что тебя беспокоит, или относиться к нему по-буддистски - это очень своеобразный подход.
Резюмируя: попробовать взять и забыть. Любым способом. Каким получится(

Если б я был птицей Джа, я бы сказал все четко, понятно и ясно. А так размазал, как обычно(

URL
2015-04-23 в 17:52 

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Я говорила о тех ситуациях, в которых ты лично не оправдал моих надежд. Все эти вещи, вогнавшие мои чувства в пыль, о которых ты говорил, что это же не со зла, это просто так, это ничего не значит.
Как я забываю их обычно? Никак. Со мной еще ниразу такого не было, со мной никогда так не обращались, и я не знаю, как, о мудрая птичка марабу.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Радужный мост

главная