18:30 

Роб Сандерс. Техножрец. 0110 (перевод, черновой)

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
0110

ВКЛЮЧЕНИЕ НЕЙРОННОГО КОНГРЕССА — ТРЕБУЕТСЯ ПОДКЛЮЧЕНИЕ БЕСПРОВОДНОГО АВТОШУНТА
ЗАГРУЗКА… +ИНИЦИАЦИЯ СТОЛКНОВЕНИЯ+

С помощью жрецов диагностикорума, восстанавливающих повреждения тонкого филактического оборудования, Омнид Торкуора попытался получить доступ к Принцепсу Датрику 31-Термохрону из клады 4.7 Сигмус-Сикариакс. Ранее архимагос придал истребительную кладу 31-Термохрона для сопровождения на поверхность мира-кузницы магоса этирикус, его жрецов и Устройства Геллера. Приказы, отданные Термохрону, были прозрачны: любой ценой защитить устройство и доставить его в сохранности на место взрыва.
Было странно смотреть на внутренности штурмового фрейтера Механикус через пучеглазую оптику принцепса сикарийцев. Как и все конструкты его рода, он сильно отличался от прочих скитариев. Обладая аугментациями настоящих кибернетических убийц, 31-Термохрон и его клада были холодными и расчётливыми даже по стандартам легионов скитариев. Стоя в грузовом трюме, словно тонкая статуя, 31-Термохрон сканировал своих ржаволовчих, а его системы бесконечно запускали диагностики и аудиты приготовлений к битве. В то время, как магос аэтерикус и жрецы были пристёгнуты к настенным сидениям, ржаволовчие окружили гусеничный ковчег, содержащий внутри драгоценное устройство Геллера.
— <Принцепс, доложите в кокпит>, — приказал Торкуора, пока фрейтер грохотал во время своего запуска.
Минуя подключённых проводами сервиторов, сидящих в оружейных альковах штурмового транспортника, 31-Термохрон направился к трапу грузового отсека. Когда «Бремя Долга» качнулся и задрожал, принцепс вытянул руку, чтобы не свалиться на громоздкого боевого автоматона. Торкуора снабдил миссию манипулой роботов-кастеланов, чтобы иметь дополнительную страховку на случай непредвиденных обстоятельств. Кастеланы были башнеподобными реликтами прошлых эпох, возвышаясь в грузовом трюме, и едва не задевали укреплённым на панцире вооружением потолок отсека. Когда мультикоготь принцепса звякнул о металл рядом с бронелистом кулака автоматона, инфокузнец роботов Динострий задрал голову вверх, и подозрительно вгляделся в полумрак. Через свой снабжённый расширенной оптикой шлем инфокузнец убедился, что 31-Термохрон достиг трапа и поднялся по нему. После чего Динострий любовно протёр большой кулак робота полой своего одеяния, добиваясь безукоризненного блеска полировки.
Сикариец проигнорировал инфокузнеца, и продолжил путь в кокпит. Штурмовой фрейтер нёс команду из двух сервиторов-пилотов и четырёх сопряжённых стрелковых сервиторов, как и другие бронированные транспортные суда Механикус, обычно предназначенные для перевозки артиллерийских боеприпасов и припасов, не вмещавшихся в лихтеры. Стрелки управляли мультилазерами, и 31-Термохрон предвидел, что они им понадобятся. Спуск обещал быть весьма ухабистым.
Через оптику принцепса Торкуора видел изломанный индустриальный ландшафт и покрытые воронками пустоши мира-кузницы. Летательные аппараты Тёмных Механикум заполонили небо, словно рои потревоженных мух. Фрейтеры. «Небесные Когти». Баржи. Боевые катера. Истребители. Атмосферные беспилотники-дроны. Корабли были черны и топорщились шипами, словно морские ежи. Колпаки кабин и командные мостики судов отбрасывали отвратительный свет одержимости демонами. Силы Тёмных Механикум перемещались. Как и предполагал Торкуора, Железные Воины отдали войскам приказ о скоординированном разрушительном нападении. Эта волна должна была смести и похоронить вооружённые силы Адептус Механикус на поверхности планеты. Впрочем, там оставалось не так много когорт и контингентов, которые можно было атаковать.
Как и приказал Торкуора, солдаты-скитарии отступили к местам эвакуации, откуда их переправляли на переместившиеся на низкие орбиты войсковые транспорты при помощи боевых катеров, лихтеров и больших десантных кораблей. Несмотря на хаос эвакуации в зоне боевых действий, летящие над головами болты и лучи, скитарии грузились на транспорты в чётком порядке и соблюдая молчаливую дисциплину. Они не испытывали никакого желания сражаться или облегчения при уходе из кровавого тупика, которым стала планета-кузница Предателей. Скитарии просто выполняли полученные приказы и ожидали новых.
Скитарии-часовые, прикреплённые к Коллегии Титаника и Центурио Ординатус, сдерживали натиск орд конструктов Тёмных Механикум. Охваченные кодовой лихорадкой технорабы, вздутые от избыточной плоти сервиторы-стрелки и демонические машины высаживали десант за десантом на отступающих скитариев, пока боевые махины и богомашины Легио Интерфекта грузились в орбитальные баржи. С каждой секундой и отданной жизнью киберсолдаты выигрывали время для успешной погрузки своих могучих собратьев.
Когда транспорты Адептус Механикус оторвались от поверхности, вспыхивая двигателями, преследуемые одержимыми демонами судами Тёмных Механикус, показалось, что каждое орудие, каждая пусковая установка и каждый излучатель орбитальной артиллерии на Велханос Магна изрыгнули в небеса отвратительные лучи, огромные болты и заряженные варпом ракеты. «Бремя Долга», повинуясь командам пилота-сервитора и его со-пилота, изменило свой курс, меняя галсы и закладывая манёвры уклонения. Корабль скользил сквозь разрушение, скалящее зубы в тошнотворной болезненной ухмылке.
Внезапная вспышка сверху привлекла внимание 31-Термохрона, вглядевшегося в неё через свой пучеглазый шлем. Ковчег-крейсер Адептус Механикус «Логарита» взорвался над экваториальными пепельными пустошами. Омнид Торкуора почувствовал, как содрогнулась палуба диагностикорума под его ногами, когда ударная волна сместила «Мистраль» на несколько градусов с его точки стояния.
Идрисс Крендл не тратил время на маневрирование своей флотилией из кораблей Железных Воинов и крейсеров Тёмных Механикум. Торкуора попытался посмотреть на разворачивающиеся события с точки зрения тёмного сознания Военного Кузнеца. Половину марсианского года флот Адептус Механикус и корабли врага держали позиции на низких орбитах, пока яростные битвы внизу прокатывали свой огненный вал через оживлённый индустриальный ландшафт и проплешины прежнего опустошения. Два флота по большей части следили за движением каждой молчащей батареи противника с безопасного расстояния, оказывая поддержку своим армиям чудовищными орбитальными бомбардировками и наблюдением за стратегическими точками. Эти суда были особой ценностью, выведенной из всех тактических расчётов. Флот Торкуоры никогда не мог похвастаться доступом к верфям для ремонта, а доки Крендла постоянно находились под огнём. Крендл не хотел терять свой военный потенциал с каждым погибшим кораблём, на постройку которого уходили многие месяцы. И обе стороны избегали вступать в открытые орбитальные столкновения, кроме участия в блокаде мира-кузницы и попыток её прорыва.
Как рассчитал Торкуора, лучшего времени для нападения Идрисса Крендла на флот Адептус Механикус, чем прибытие подкреплений с Сатцики Секундус и эвакуация скитариев с планеты, просто не существовало.
31-Термохрон наблюдал, как «Логарита» превращается в огромный яростный сгусток пламени, медленно падающий вниз. За ним летели обломки распадающихся секций и вращающиеся тела. Когда пылающий корабль снизился, сикариец смог увидеть «Разрушитель Наковален», боевую баржу Железных Воинов, которая, как знал Омнид Торкуора, была флагманом Крендла. Скорее всего, «Логарита» начала побатарейную стрельбу по приближающейся боевой барже, но судно Железных Воинов оказался слишком близко, и смог в самоубийственном рывке нанести разрушительный удар всеми бортовыми орудиями по древнему ковчег-крейсеру.
В небесах Велханос Магна 31-Термохрон мог видеть точно такие же столкновения. Суда флота Адептус Механикус, удерживающие позиции и пытающиеся принять тяжело гружёные транспорты — и рвущиеся в атаку крейсера, системные корабли и защитные мониторы Тёмных Механикум.
«Бремя Долга» заложило крутой вираж, заставляя 31-Термохрона еще раз зафиксироваться, чтобы сохранить устойчивость. Под ними четыре башни, бывшие частью разрушенного храма-кузницы, открыли отверстые жерла батареи орбитальных турболазеров. Едва штурмовой транспорт приподнялся и жёстко рванулся вправо, яростная колонна порченого света протянулась снизу. Выровнявшись, фрейтер определил предполагаемый вектор спуска, ведущий к достаточно широкой для посадки площадке. В этот момент огневые позиции разрушенного храма вонзили опаляющие лучи в борт войскового транспорта «Модулус», и тот ответил огнём своего скудного вооружения.
Когда штурм-фрейтер отвернул в сторону, он привлёк внимание чего-то тёмного и хищного, продирающегося через переполненные небеса. Заметив, что транспорт направляется вниз, к планете, в то время как все остальные стремятся ее покинуть и выйти на низкие орбиты, демоническая машина врезалась в «Бремя Долга». Сигнал тревоги прозвучал в кокпите, сопровождаемый вспышками рунных экранов, когда инфернальная смесь демона и атмосферного летательного аппарата сорвала кожух двигателя на верхней части корпуса фрейтера.
«Бремя» сорвалось в штопор, и сервиторы-пилоты вцепились в свои рукояти штурвалов, пытаясь вывести машину из пике, и одновременно избежать столкновения с другими судами, как скитариев, так и Предателей, которые попадались навстречу.
Вместе с 31-Термохроном в кокпите Торкуора мог видеть заикающиеся вспышки мультилазеров, когда приписанные к судну сервиторы-стрелки пытались сбить машину-хищника. Сливаясь своей чернотой с небесами, бронированный демон с адской грациозностью уклонялся от нарастающего движения судов вокруг, наземных пусков ракет и трассёров выстрелов. Вращаясь, демон-машина проскользнул сквозь расходящийся конусом веер режущих лучей мультилазеров, и впился в штурм-фрейтер огромными гидравлическими когтями. Раскрыв механическую пасть, машина обнажила похожие на хоботы стволы скрытого вооружения. Стреляя пламенем варпа по верхней части корпуса транспорта и колпаку кабины, дьявольский механизм одновременно пытался вскрыть броню судна своими когтями. Сквозь разрывы в рассеивающемся покрове порчи 31-Термохрон заметил, что «Бремя Долга» направляется прямо на тяговый бриг Тёмных Механикум. Пилоты-сервиторы меняли курс, чтобы не столкнуться с ним.
— <Нет>, — сказал принцепсу Торкуора. — <Пусть они инициируют столкновение>.
— Таранить его, — приказал 31-Термохрон, указывая своим мультикогтем на бриг и его тонкие, как паучьи ноги, грузовые стрелы. — Закрепиться перед столкновением, обезопасить груз, — передал он по общему вокс-каналу фрейтера.
Вернувшись обратно на курс столкновения, «Бремя» лишь слегка задело буксируемый бригом раздутый транспортный контейнер. Демону-машине повезло гораздо меньше. Она врезалась в буксировщик. И, когда штурмовой транспорт по спирали направился к поверхности, одержимая тварь заорала от ярости — её покрытые броней крылья запутались в промышленных цепях и крюках, свисавших с грузовых стрел кранов брига.
— <Вернитесь на свой курс>, — приказал Торкуора.
— Верните нас на вектор высадки, — передал пилоту 31-Термохрон, наблюдая, как их судно покидает воздушное пространство индустриального ландшафта сира-кузницы с его храмами, плавильнями и искажённой архитектурой. Внизу принцепс видел гигантские черные дыры в поверхности планеты. Это были шахты глубокого залегания, цель их полёта. Пролетая над зияющими отверстиями, 31-Термохрон анализировал оставленные скитариями траншеи и захваченную артиллерию. Небо возле фрейтера тряслось от пламени разрывов снарядов. Торкуора не мог поверить своим глазам: рабы Тёмных Механикум использовали принадлежащие Адептус Механикус орудия «Сотрясатель Земли» против них же.
— <Не позволяйте им расстрелять аэродинамические тормоза>, — предупредил внимающего приказам принцепса Торкуора. — <Поддерживайте скорость и направление спуска. Нацеливайтесь на главный ствол>.
Штурм-фрейтер свалился с небес, направляясь к главному стволу глубинных шахт Каньона Ортокус, сопровождаемый взрывами многочисленных снарядов. Пилоты-сервиторы привели раскачиваемый турбулентностью и дрожащий от резких ударов торможения корабль к зияющей тьме провала в земле, которая и поглотила «Бремя Долга». Когда поверхность мира-кузницы поднялась им навстречу, вспышки орудийного огня простучали по корпусу фрейтера, и секундой позже «Бремя» нырнуло в беззвёздное забвение главного ствола шахт.
— Свет, — приказал 31-Термохрон. В мерцании прожекторов корабля принцепс мог видеть каменную стену ствола, истекающую паром и изобилующую проржавевшими лестничными клетками, трапами и подмостками лифтовых кабин древних горных выработок. В своё время запасы минеральных богатств здесь были исчерпаны, и разработка ископаемых переместилась в шахты-спутники. Главную выработку забросили, и уже несколько сотен лет эти камни не видели ни единого луча света в своих глубинах.
Всматриваясь через прозрачный колпак кабины, 31-Термохрон заметил какое-то движение в темноте. Слабый проблеск посадочных огней. Они были не одиноки в этом мрачном месте.
— <Архимагос>, — передал Торкуоре принцепс. — <За нами следят>.



ВКЛЮЧЕНИЕ НЕЙРОННОГО КОНГРЕССА — ТРЕБУЕТСЯ ПОДКЛЮЧЕНИЕ БЕСПРОВОДНОГО АВТОШУНТА
ЗАГРУЗКА… +ГЛУБОКОЕ ЯДРО+

Казалось, что тьма заполняет все окружающее пространство. Когда штурм-фрейтер «Бремя Долга» спускался вниз вдоль скалистой стены шахты, его прожекторы выхватывали из темноты разные слои редких минералов, из которых были сложены внешняя кора планеты-кузницы и верхние слои мантии. Все это время 31-Термохрон осознавал наличие преследователей. Оставив тягу только в своих посадочных двигателях, «Бремя» буквально неслось вниз к центру планеты. Все более уверенный в том, что ни одно другое судно не рискнёт развить такую же скорость в окружавшей тьме, пренебрегая опасностью столкнуться со стенами ствола, принцепс позволил своим сознанию и когитаторам включиться в подготовку к прибытию их противников.
В отличие от корабля-преследователя, имевшего крайне приблизительные представления обо внутреннем устройстве центрального ствола и горизонтов шахт, Омнид Торкуора знал внутренности шахты, как механизмы собственного тела. Многие месяцы назад архимагос посылал зонды для сбора всех необходимых данных. Торкуора отправил принцепса проверить состояние магоса аэтерикус, статус Бомбы Геллера и ржаволовчих. Их миссия уже изменилась. При наличии вражеского контингента в шахтах Устройство Геллера не могло быть взведено и оставлено, как планировалось изначально.
Омнид Торкуора, давая своим техножрецам задание собрать вторую эфирную бомбу, намного более мощную, чем первая, прекрасно отдавал себе отчёт, что именно он делает. Сделав так, и изменив неприкосновенные святые технологии Омниссии, архимагос уже заслужил обвинение в техноереси. Но он смирился с этим фактом, зная, что, скорее всего, никогда не сможет ступить на священную землю мира-кузницы. И опять же, теми двумя мирами, которые он не собирался посещать вновь, были Велханос Магна и Сатцика Секундус. Бичом этих планет стала их восприимчивость ко Тьме. Он не мог позволить Идриссу Крендлу и его Железным Воинам присвоить богатства этих кузнечных миров.
Сделав бомбу Геллера, и выбрав для её подрыва глубочайшее место планеты, Торкуора поставил целью то, что Люминены никогда не смогли бы вообразить, не говоря уж о том, чтобы принять подобное знание. Он решил уничтожить оба мира сразу. Долгое время пребывавший под влиянием порчи Велханос Магна пострадает от ударной волны взрыва бомбы Геллера в первую очередь. Торкуора рассчитывал убить этим воздействием как можно больше техноеретиков и Предателей. Потом разрушительные энергии пройдут до самой Сатцики Секундус по следам, оставленным в варпе её флотом — так же, как случилось в прошлый раз с флотом Торкуоры. На сей раз архимагос надеялся на значительно большую разрушительную силу взрыва, который принесёт из варпа бурю такой катастрофической силы, что уничтожит его родной мир, павший перед Губительными Силами.
К сожалению, устройство Геллера нельзя было просто оставить после включения — его могли остановить или уничтожить до срабатывания враги, пробравшиеся в недра мира-кузницы вслед за Адептус Механикус. 31-Термохрон и ржаволовчие из Сигмус-Сикариакс это прекрасно понимали. Как и тихий Динострий, которому посчастливится узреть чудо детонации одним из первых, вместе со жрецами, сконструировавшими бомбу. Сервиторам штурм-фрейтера и роботам-Кастелянам подобные суждения были недоступны в силу специфики их устройства.
31-Термохрон ощутил импульсы тяги посадочных двигателей, и «Бремя Долга» начало сбрасывать скорость. Когда он вернулся обратно в кабину, через прозрачный колпак можно было заметить, что штурм-фрейтер уже не находится в стволе гигантской шахты. Лучи прожекторов корабля подсвечивали скальные стены колоссальной пещеры, состоящие из кристаллических многогранников, растущих из камня.
Ориентируясь на данные, полученные исходным зондом, сервиторы-пилоты замедлили «Бремя», разворачивая фрейтер так, чтобы можно было рассмотреть внутренность кристаллического кармана во всем великолепии. По мере того, как лучи прожекторов шарили по пещере, принцепс разглядывал странный волнистый ландшафт, созданный угловыми кристаллическими валами, сложенными из минерала, напоминавшего красный дымчатый топаз. Пилот-сервитор, медленно перемещаясь через чудеса сияющей пещеры, искал место для посадки.
— Здесь, — 31-Термохрон указал когтём на кристаллическую полку недалеко от кромешной тьмы обрыва. Пласт породы выступал вперёд из вершины огромной пирамиды кристальных колонн, терявшихся в сумраке пещеры.
Сервиторы-пилоты направили «Бремя Долга» вокруг кристаллической горы. Выдвинув посадочные опоры и маневрируя посадочными двигателями, они мягко опустили штурмовой фрейтер на выступ. Спускаясь вниз по лестнице в трюм, принцепс увидел, как дверь грузового отсека открылась, выдавленная гидравликой запорных систем, и рухнула на кристаллы, раздробив их.
31-Термохрон спустился по двери, словно по пандусу, сопровождаемый по флангам ржаволовчими из Сигмус-Сикариакса. Высокие и тонкие кибернетические убийцы были вооружены трансзвуковыми клинками.
— Вырубите двигатели и отключите освещение, — приказал по воксу пилотам-сервиторам 31-Термохрон. Спустя несколько мгновений посадочная площадка погрузилась в успокаивающую темноту. Принцепс вслушался в тишину. Его эквалайзеры никогда не вели запись подобного отсутствия шума. — Фильтры! — приказал он своим сикарийцам, чьи оверлеи циркулировали через его собственные. В шелковистом зелёном свечении ночного видения 31-Термохрона окружавший ландшафт из кристаллических колонн выглядел как чужеродный мир, или нечто, приснившееся в лихорадочном сне.
Потом он услышал это. Отдалённый гул двигателя. Их преследователи достигли пещеры. В полной темноте принцепс заметил отблески света посадочных огней.
Магос этирикус и его священники выкатили передвижной ковчег из грузового отсека, используя платформу со множеством катков.
— Мы должны начать ритуалы, — мрачно произнёс магос. — Мы можем установить устройство здесь.
— Нет, — ответил 31-Термохрон. Жрецы посмотрели на него. — Прошу прощения, господа мои, но я заметил при посадке естественную впадину, в минуте или двух хода отсюда, в этом направлении. Вы можете начать свои ритуалы там.
— Почему не здесь? — требовательно спросил один из техножрецов.
— Потому что здесь мы будем приветствовать наших гостей, — ответил принцепс. — И я хотел бы сохранить некоторое расстояние между ними и вашим чудесным творением. Впадина выглядит защищённой с этой стороны, и находится вне пределов прямой видимости.
Прислушиваясь к принцепсу и его доводам, Омнид Торкуора не мог возразить их логичности и верности.
— Как будет угодно, — сказал, подводя итоги разговора, магос этирикус. Он не знал, пришло ли это предложение от архимагоса, или его высказал принцепс скитариев, и решил не спорить.
— <Эфрок, Залтон, Кода, Алтрис — следуйте с ними,> — приказал принцепс четырём ржаволовчим, кивнув на уходящих священников и Бомбу Геллера. — <Что бы не случилось, вы должны защищать устройство и увидеть, как оно исполнит заложенное в неё Богом предназначение.>
Пока Эфрок-7 уводил колонну жрецов и устройство Геллера в лес кристаллических колонн, принцепс всматривался в приближающееся мерцание прожекторов. Даже с выключенными источниками света фрейтера, авгуры приближающегося корабля все равно обнаружат их. Единственные живые существа в колоссальной пещере, скитарии и жрецы не смогут долго скрывать свои жизненные сигналы от импульсов ауспекса. Принцепс повернулся к скитариям и инфокузнецу Динострию.
— У нас не так много времени, — сказал он, модулируя слова в шипение. — И мы должны предоставить жрецам столько времени, сколько им нужно. Сикарийцы, вы нужны мне здесь, среди этих колонн. Держитесь вне поля зрения, атаковать только по моему приказу.
— Что с моей манипулой? — спросил инфокузнец.
— Мой господин инфокузнец, нам потребуется разместить ваших роботов дальше на уступе, также вне видимости противника, и подготовить их к приёму ваших протоколов, — сказал 31-Термохрон. — Но мне также понадобится ваше содействие на борту фрейтера.
Пока слуги Омниссии занимались своими мрачными приготовлениями, Омнид Торкуора перемещался между холодными сознаниями Сикарийских ржаволовчих. Такие же стоические, как и их принцепс, высокие тонкие скитарии ожидали врага, прижавшись спинами к заполнявшим поверхность уступа кристаллическим колоннам. Через фильтры их оптики Омнид Торкуора наблюдал вблизи мастерство своих последователей. Недалеко тяжело загрохотал двигатель летательного аппарата, чей проржавевший корпус носил следы ремонта. Пока катер шарил внизу своими поисковыми прожекторами, Торкуора идентифицировал его как «Громовой Ястреб», принадлежащий Железным Воинам. После того, как они заметили спуск штурм-фрейтера в глубины шахт, Идрисс Крендл уже не испытывал сомнений, направляя Облитераторов вслед слугам Омниссии.
Когда массив аугура катера захватил цель, и поисковые прожекторы зафиксировали штурм-фрейтер, стоящий на уступе, «Громовой Ястреб» медленно облетел вокруг него. Пушки катера молчали. Когда летательный аппарат Железных Воинов опустился на уступ чуть выше «Бремени Долга» и распахнул двери своего десантного отсека, Торкуора осознал, насколько глубоко Идрисс Крендл смог проникнуть в планы архимагоса и как кузнец войны понял то, что видели галаза его ассасина. Крендл знал, что Торкуора сделал новую бомбу. Кузнец Войны не был дураком. Как и техножрец, видевший в шахтах величайшую возможность, он видел в них огромную уязвимость. Железные Воины, отправленные на захват, были связаны по рукам и ногам возможным наличием Бомбы Геллера на борту, и потому не могли сразу взорвать штурм-фрейтер.
Наблюдая за «Громовым Ястребом» сначала через один набор оптики с фильтрами ночного видения, потом через другой, Торкуора видел громадных Облитераторов, выпрыгивающих из своего катера. В большинстве своём поражённые чудовищными искажениями плоти от сил варпа, они упивались страданием, и были мутировавшими монстрами, переросшими свою броню. Маленькие горы неестественных мышц с лицами, искажёнными масками ненависти. Их верхние конечности, как и все остальное тело, несли проклятие металлоплоти, разросшись наплывами и уродливыми клешнями, в которых скрывалось порченое вооружение.
Железные Воины могли быть чудовищами, но века влияния варпа и воли Губительных Сил не притупили их навыки. Они были Космодесантниками. Сыновьями примарха Пертурабо, и война была в их крови. Это было частью их генетического наследства. Когда Железные Воины пробирались по кристаллическому уступу, их древние взгляды скользили везде, проникая в каждую щель. Хотя их плоть и подверглась порче, но космодесантники все же не утратили чувства тех, кем они когда-то были. Их рефлексы оставались неимоверно быстры для существ таких больших размеров, и их порождённое плотью оружие отслеживало любое движение.
31-Термохрон наблюдал за Космодесантниками Хаоса из-за кристаллической колонны. Каждая секунда, купленная им, представляла огромнейшую ценность для магоса этирикус. Несколько Облитераторов остались возле «Громового Ястреба», и три их чудовищных собрата понялись на борт штурм-фрейтера. Как и рассчитывал принцепс, аугуры их катера показывали наличие на борту «Бремени Долга» признаков жизни. И их нужно было исследовать.
Как показалось Торкуоре, когда он наблюдал за Железными Воинами, они были настороже. Даже обладая неестественно мощными телами и проклятием своего вооружения, они не были бессмертны, и знали это. Такое знание и обострённое чутье дефектов тактики делали Облитераторов опасными противниками. К счастью для Торкуоры, их собственный военный кузнец поставил своих солдат в безвыходное положение, отправив за судном Механикус. Штурм-фрейтер нужно было обыскать во что бы то ни стало. Достигнув рампы, два Железных Воина поднялись по ней, нацелив стволы в темноту внутри корабля. Третий остался снаружи, на пандусе, постоянно сканируя взглядом заросли кристальных колонн.
Подключившись к частоте бортового вокса «Бремени», 31-Термохрон слышал тяжёлые шаги Облитераторов и срежет пластин их брони по стенам отсеков. Он различил мясистый звук перезарядки и раскручивания стволов пушек. 31-Термохрон приготовился.
— <Архимагос?>
— <Выполняйте, принцепс,> — сказал ему Торкуора.
— Начали! — приказал 31-Термохрон по воксу. Его голос эхом прокатился по внутренним отсекам фрейтера. Сервитор-пилот нажал массивный переключатель, отвечавший за подкачку топлива
Динострий, как техножрец, знал великое множество машинерии. Несмотря на то, что он специализировался в качестве члена Легио Кибернетика, он посвящал каждую минуту своей жизни, используя свои таланты, чтобы обслуживать, улучшать и ремонтировать священные технологии Бога-Машины. Эти знания, будучи применёнными реверсивно, могли нанести непоправимый ущерб или даже уничтожить саму технологию. По предложению принцепса, инфокузнец потратил драгоценное время в качестве инженера на борту фрейтера, готовя катастрофу. Включение подкачки топлива было лишь первым звеном цепной реакции, которая и привела моментом позже к детонации двигательной установки штурм-фрейтера.
Кристальный уступ сотрясся при детонации «Бремени Долга». Взрыв осветил огромную пещеру, разбросав, словно шрапнель, остатки корпуса и кристаллов на сотни метров. Железные Воины, оставшиеся у «Громового Ястреба», закричали в ярости, разворачивая стволы своего оружия и пытаясь найти врага вокруг. Облитератору, стоявшему на рампе «Бремени», не повезло. Он потерял большую часть своего отвратительного тела и приземлился поблизости от кристальной колонны. Его искажённая варпом плоть горела. Перед смертью космодесантник Хаоса повернул голову назад, и увидел часть тела 31-Термохрона, выступавшую из-за края колонны.
— Инфокузнец, сейчас! — передал по воксу принцепс.
Разнося в куски колонны кристаллов, манипула роботов-кастелянов Динострия с грохотом выдвинулась на уступ. К четвёрке обнаруживших, наконец, цели, Облитераторам присоединился пятый гротескный Железный Воин из «Громового Ястреба». Их металлоплоть ответила, и выросшее из их тел оружие открыло огонь. В столкновении со стеной атакующих их керамитовых роботов точность стрельбы Железных Воинов была поразительна. Искры от отражающих полей и панцирной обшивки Кастелянов. Боевые автоматоны, подчиняясь приказам установленных в их черепах био-пластековых кристаллов, выполняли заложенные в них инфокузнецом последовательности инструкций.
Невозмутимо преодолевшие беспощадную стрельбу Железных Воинов, шесть Кастелянов ударили своими бронированными плечами в борт «громового Ястреба». Этот удар, скоординированный и мощный, заставил посадочное шасси катера скользить по гладкой поверхности уступа. Шагая раз за разом своими дробящими кристаллы ступнями, Кастеляны сделали то, что велели им их доктринальные императивы. Под сконцентрированным огнём Железных Воинов, перегружавшим их экранирующие сети, и с громом ударявших в броню снарядов, манипула толкнула весь огромный вес «Громового Ястреба» к обрыву уступа.
Пилот катера судорожно пытался запустить двигатели, но не успел. Стойки шасси оторвались от кристаллической поверхности, катер завис над обрывом одним крылом. Покачнувшись, машина замерла и рухнула вниз при следующем толчке. Катер прокатился по крутому спуску, дробя кристаллы и переворачиваясь, теряя крылья одно за другим, и рухнул в темноту провала не подлежащей распознаванию массой измятого металла. Через несколько секунд послышался слабый взрыв, донёсшийся далеко снизу.
Железные Воины заревели от ярости и неверия в происходящее, выплёвывая проклятия своего примарха-демона. Облитераторы походили на небольшие танки, стреляя по роботам из всех стволов своего оружия, расположенного на отвратительных придатках-подвесах. Металлические гиганты, тяжеловесно развернувшись, перешли к выполнению своих дополнительных императивов, не обращая внимания на вспышки попаданий, расцветавшие на их корпусах. Едва они это сделали, как в них вонзились широкие лаз-лучи и шары порождённой плотью Облитераторов плазмы, прожигая керамит и слои твёрдого металла под ним.
Бета-Бронтариус Два, находившийся ближе всего к космодесантникам Хаоса, получил больше всего попаданий из этого залпа возмездия. Поверженный Кастелян опустился на колени, шары плазмы уже разнесли его грудную клетку, и он упал вперёд. Кристаллы пола треснули от удара тяжёлого металлического тела робота.
Не заботясь о тяжелейшем состоянии своего собрата, роботы манипулы тяжело двинулись вперёд. Смонтированные на их панцирях огнемёты выплеснули в унисон потоки пламени, соткавшиеся в стену огня. Железные Воины, отступая, пронзали эту стену лучами, болтами и пулями.
<Сикарийцы, атакуйте!> — приказал 31-Термохрон.
Проскользнув между кристаллических колонн, ржаволовчие рванулись к Железным Воинам, держа активированные трансзвуковые клинки позади себя. Набрав ускорение при помощи мощной гидравлики, установленной на легкосплавных рамах их когтистых ног, кибернетические солдаты наносили режущие удары, разрубавшие доспехи, переполненные искажённой плотью Железных Воинов, и вонзали дрожащие лезвия своего оружия, обернувшегося настоящим перемалывающим броню кошмаром, в бока Облитераторов.
Обратив против атакующих скитариев ярость своего заражённого варпом оружия, Железные Воины превратили Герца 777-Телекон в груду обломков. Пока ржаволовчие орудовали своими лезвиями, отбивая в сторону металлоплоть стволов оружия и элегантно уклоняясь от судорожных залпов порождённого ею вооружения, огромные силовые перчатки роботов-Кастелянов проникли сквозь испаряющуюся завесу пламени.
Боевые автоматоны, превышающие самого высокого из Облитераторов вдвое, добрались до Железных Воинов. Один кастелян схватил мутировавшего космодесантника, и мощнейшая гидравлика, скрытая в потрескивающей разрядами латной перчатке раздробила Предателю плечо. Железный Воин взревел от переполнившей его ярости, когда переполненные порчей кости треснули и распались, а между толстыми металлическими пальцами выплеснулась кровавая жижа. Спустя пару мгновений голова Облитератора отлетела прочь, перекатившись через край кристаллической полки. Семь Вардна-Рондус отделил её ударом тыльной стороны своего силового кулака.
Получив чувствительные удары короткими и толстыми перчатками боевых автоматонов в свои ужасающие чрева, космодесантники Хаоса инстинктивно перестроились в защитную позицию. Сомкнувшись, Железные Воины сражались, как один. Словно небольшая крепость из керамита и укреплённой плоти, они ощетинились стволами своего гротескного оружия. Обрушив на роботов-кастелянов плотный продолжительный огонь, чудовища отбросили прочь лёгкие боевые шасси скитариев своей массой.
Загнанные в угол Железные Воины оказались яростны в ближнем бою. В отличие от Кастелянов, чьи сила и размеры компенсировались сниженной скоростью реакции и увеличенным временем обработки протоколов, чудовищные Облитераторы сражались, демонстрируя бешеную скорость и точность тренированных бойцов. Уклоняясь от смертоносных ударов силовых кулаков, Железные Воины наносили ответные удары. С каждым ударом их уродливых клешней они выпускали субатомные импульсы энергии из стволов на тыльной стороне своих огромных рук. Отбрасывая скитариев назад, Облитератор пробил лаз-лучом бронированный торс не только Ультро 14-Фанти, но и стоявшего за ним Занн-8 Регулона.
Еще один Кастелян рухнул на кристальный пол пещеры грудой металла. Его бронированная лицевая пластина и синтетический кортекс за ней превратились в размозжённую пулями мешанину. Динострий появился из-за торчащего вверх кристальной колонны. Добравшись до павшего робота, инфокузнец разрядил свой гамма-пистолет в грудь ближайшего Железного Воина. Вспышка смертельного излучения от потока заряженных частиц убила космодесантника Хаоса мгновенно. Когда тело Облитератора упало наземь, инфокузнец бросил пистолет на гладкий пол, и занялся обслуживанием своих роботов.
Вырезая своим трансзвуковым лезвием рваные раны на обнажённых мышцах Железного Воина, 31-Термохрон придаточной бионической рукой отводил в сторону оружие отвратительного Облитератора. Воспринимая сражение через глаза принцепса, Омнид Торкуора моментом раньше 31-Термохрона понял, что Железные Воины выстроили ход битвы так, чтобы роботы-Кастеляны встали между ними и бритвенно-острым краем кристаллической полки. Архимагос передал предупреждение офицеру-скитарию, и 31-Термохрон отозвал автоматонов. Но было слишком поздно. Железные Воины нацелили свои стволы на кристаллы между ними и взорвали часть полки. Вес трёх Кастелянов довершил остальное.
— Нет! — крикнул Динострий. Эхо его модулированного голоса разнеслось по всей пещере вместе со звуком стрельбы.
Роботы внезапно исчезли, скатившись вниз по склону вместе с гигантскими осколками кристаллов, падавшими поверх них. 31-Термохрон подступил к краю и заглянул в провал с нового края утёса, но вынужденно отступил в сторону с пути 6 Аутал-Сентинокса, который, словно пушечное ядро, врезался в отделившегося от своих собратьев Железного Воина, снося его и переваливаясь вместе с ним через край.
Проследив за ними через визирное перекрестье, принцепс — и Омнид Торкуора вместе с ним — пришёл к выводу, что у них возникли гораздо большие проблемы. Когда «Громовой Ястреб» чуть раньше взорвался внизу склона, бушующий ад пламени озарил пещеру во всем её кристальном великолепии. И только теперь 31-Термохрон понял, что яркий свет так и не затухал. Снизу, булькая и пузырясь, поднималось расплавленное железо Абистра-Диномикона. Демон ядра планеты учуял угрозу, исходящую от Устройства Геллера, и теперь яростно наполнял пещеру. Его чувствующий и живой металл с потусторонней яростью ударял, расплёскиваясь и шипя, в поверхность кристаллов.
Принцепс развернулся к оставшимся двум Железным Воинам, бегущим прочь. Одного из них перехватил Инвал 7-Статика. 31-Термохрон мог видеть пылающий свет Устройства Геллера, идущий из ложбины через лес кристальных колонн. Посмотрев на море демонического жидкого железа, заполнявшее каньон, и бушующее у самого края, и Железных Воинов, собравшихся атаковать вычурную бомбу, принцепс понял, что у него нет иного выхода, кроме как следовать за космодесантниками Хаоса.
— Милорд инфокузнец, — позвал офицер-скитарий, но Динострий не ответил. Если должно было умереть, техножрец умирал вместе со своими машинами.
Инвал 7-Статика срубил отвратительные выросты оружия с рук Железного Воина, а 31-Термохрон прыгнул на чудовищную сгорбленную спину космодесантника. Вцепившись своим скрипящим мультикогтем в лицо Железного Воина, принцепс сорвал его напрочь. Когда 31-Термохрон соскользнул со спины Облитератора, Инвал 7-Статика ударил головой в обнажённый угловатый череп, сбивая отвратительное искажение сути на землю.
— Вперёд! — приказал принцепс, отправляя быстрого и лёгкого ассасина к ложбине. Обернувшись, 31-Термохрон заметил, как расплавленное железо медленно переливается через край кристального поля, словно волна. Поглотив инфокузнеца и его роботов-кастелянов, исполненная инфернальной злобы масса жидкого металла стремительно размывала кристаллы по направлению к принцепсу.
— <Устройство, Термохрон,> — сказал Омнид Торкуора. — <Устройство должно выполнить своё предназначение...>
Пробегая через лес хрустальных колонн, принцепс слышал выстрелы и неестественные вопли. Когда он достиг ложбины, он увидел тела магоса этирикус и его жрецов, застреленных чудовищными Железными Воинами. Там же лежали три его сикарийца, их бронированные головы были оторваны от тел.
Облитераторы, однако, тоже были мертвы. Попавшие под удар поэтапного расширения фазового поля Устройства Геллера, исполненные варпом Космодесантники Хаоса ощутили на себе страдание очищающего прикосновения Бога-Машины. Расширяющееся поле окутало порченые тела Железных Воинов, и Инвал 7-Статика погрузил свои трансзвуковые лезвия в спину одного из них. Второй замерший монстр услужливо упал на колени, чтобы Пакс-60 Криод перерезал ему глотку.
Стоя в растущем поле бомбы Геллера, два Сикарийских ржаволовчих разместились между устройством и льющимся из одержимой демоном коры планеты расплавленным железом. Их оружие было бесполезно против такого противника, но они все равно следовали императивам своего архимагоса, не взирая ни на что.
— <Всего лишь несколько секунд,> — молился Омнид Торкуора. — <Омниссия Воплощённый — во имя любви Твоих славных механизмов, даруй мне еще несколько секунд…>
Когда поток расплавленного железа хлынул на лес кристальных колонн, он походил на рушащуюся в открытую темноту волну палящего инфернального цунами. Через оптику 31-Термохрона Торкуора наблюдал светящуюся злобу демонического железного дождя, падающего перед ним. Позади скитария он слышал, как устройство Геллера достигло сверхкритического уровня синхронизации. В последние мгновения принцепса техножрец почувствовал, как из сердца планеты вырывается взрывная сила жестокой реальности.



@темы: переводы, Warhammer 40000, механикус, Роб Сандерс

URL
Комментарии
2017-01-29 в 10:23 

Алькор
Так давайте выпьем за то, что в галактике есть мы!
El Guason, с днём рождения! :red::tort::wine:

2017-01-29 в 10:31 

El Guason
Жизнь нам дается только раз... Какая ересь!
Алькор, спасибо)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Радужный мост

главная